Евгений Белецкий и Ирина Зиновьева

Биографии у нас пёстрые и жутко длинные, всего и не вспомнишь. Наверное, следует ограничиться только тем, что касается фитнеса. Однако, как выясняется, даже то, что вроде бы и не касается фитнеса, всё равно его касается. Ну, например…

Евгений Белецкий: Школу я бросил после 8 класса, совсем еще пацаном был. Дед мой был шофером, отец был шофером, ну и я пошел в технарь, автодело изучать. В школе был отличником, а попал в технарь и нарвался на такую дедовщину, что… скорее всего, сломался бы, как другие, если б не спорт. К счастью, к тому времени, к 15 годам, я уже имел за плечами несколько успешных лет в легкой атлетике и неплохую подготовку по борьбе самбо. На первом курсе дополнительно научился ломать ребром ладони кирпичи, а к третьему курсу выполнил разряд по тяжелой атлетике. Уверен, что именно этот «фитнес» и позволил мне без лишних проблем закончить технарь с отличием.

Ирина Зиновьева: Я всегда была «правильной» девочкой. К тому же наивной и романтичной. Школу окончила как требовалось, со всеми пятерками, только по физре была «четверка» потому, что физрука заставили ее поставить – иначе была бы «тройка». Кстати, физрук у нас был хороший, просто я и физкультура в то время – это были вещи несовместные. После школы сразу же в институт поступила, как положено. Почему именно на кораблестроительный? Не смейтесь, но однажды во Владивостоке я увидела у пирса огромный белый пароход, и… и пошла в корабелы. Я ж говорю – наивная была! Замуж вышла на 3 курсе, получила диплом с отличием, родила двоих детей, и… и похоронила себя на заводе. Какое это имеет отношение к фитнесу? Да в том то и дело, что я, как кажется, с детства была «антифиткой» и представить себя в роли спортсменки или тем более тренера не смогла бы и в кошмарном сне.

Eugene Beletski interview

Интервью после победы на Чемпионате Мира (Канада, 1997г)

Евгений: Помню я, когда Ирина пришла в мой клуб в первый раз. Я тогда не обратил на нее особого внимания. Ну, пришли какие-то две женщины, взрослые уже, изъявили желание… А я как раз домой собирался после тренировки. Ну, я пригласил их пройти со мной, вывел на улицу, довел до соседнего клуба, и сказал, мол, идите, там вам больше понравится… Так чуть сам мимо своей судьбы не прошел. И ведь не один раз! Через годик Ирина вновь появилась на пороге, уже с другой подружкой. На этот раз меня заинтересовала её подружка – интересная такая девочка… Я позволил им заниматься, но велел глаза не мозолить, под ногами ни мне, ни моим пацанам не мешаться. Послал в тренажерку: реальные то пацаны на тренажерах дурью не маялись, а девчонки – девчонки пусть себе время проводят, чем бы дитя ни тешилось… Так чуть не разошлись наши дорожки еще раз.

Irina Zinovyeva interview

Ирина Зиновьева, МСМК, чемпионка и рекордсменка Сибири и ДВ по пауэрлифтингу. В атлетическом зале КнАГПИ «Атлас» (1995г.)

Ирина: Я просто поняла, что схожу с ума от какой-то невыразимой неполноты моей жизни. Вроде всё как у всех, ничего особенного, но, например, семья почему-то не складывалась, хотя внешне вроде бы всё было нормально. Нормально, но… как-то никак, как-то бессмысленно, как-то банально. А годы летели, жизнь утекала. Работа, завод, детский сад, магазин, кухня, рутина… Короче, как-то всё было не так, как бы хотелось. Может быть, я максималистка, но, Господи, сейчас просто жутко представить, что я могла бы до пенсии так прожить. И вот однажды подружка позвала меня с собой в спортзал – она одна стеснялась пойти. Пошли вместе. Ну, нас вместе и отправили оттуда куда подальше. Я и не удивилась, честно говоря: не очень то и хотелось. Но через годик уже другая подруга вновь потащила меня в спортзал. И вновь нас «сослали», но на этот раз не на улицу, а в тренажерку. Тогда я еще не понимала, только потом узнала, что тренажеры – это для «чайников», а «реальные спортяги» работают с «реальным железом»! Ну, поскольку мы были предоставлены самим себе, тренера не было, я решила чуток почитать, знаний поднабраться. Пошла в библиотеку. И тут я узнала, что читать то по теме вообще нечего! Всё, что я нашла, это подписку журналов «Здоровье», где на последней странице печатались советы по атлетической гимнастике. Кстати, слова «фитнес» в русском языке тогда вообще не было. Короче, я тщательно срисовала картинки и стала искренне заниматься, даже подругу чему-то учить пыталась. Естественно, вскоре нарисовался полный тупик, и методический, и практический. И вот тут то, впервые в жизни, я осознала, что ненавижу отступать. И еще я поняла: спорт – это не только трудолюбие и упорство, но и знания, наука. И это – целый мир, с которым я вообще не знакома, который абсолютно мне непонятен и потому недоступен. И мне захотелось жить, захотелось познать непознанное… Я ж говорила уже: наивная я была, романтичная…

Евгений: Если коротко, то в Универе я возглавлял студенческое научное общество, практически жил в лаборатории физиологии, препарировал мышек и лягушек, даже в больнице 5 лет проработал, чтоб иметь возможность человека изнутри изучить. Выступал на всяких ученых конференциях, написал диплом по способам определения эффективности некоторых методов развития силы мышц. Это переросло в аспирантуру. Было классно и интересно жить! Но случилось страшное: рухнул Советский Союз и все приборы, и все руководители моей диссертации враз оказались за границей. Остался только спортзал, который и служил базой для моих экспериментов. И осталось несколько ребят, которые, по сути, были подопытными в моих исследованиях. К тому времени я и сам уже был и Мастером спорта, и чемпионом России по атлетизму. И опыта (теоретического и практического) было достаточно. Между прочим, из тех пацанов выросли классные спортсмены: множество Мастеров и Международников, чемпионов и рекордсменов России, Европы и Мира по атлетизму (пауэрлифтингу). И, кстати, Ирина Зиновьева стала одной из тех звезд! Но это случилось позже, а тогда… тогда я просто случайно зашел в тренажерку и с удивлением обнаружил в ней женщину, которая занималась какой-то ерундой по рисункам из журнала «Здоровье». Конечно же, как джентльмен, а скорее из сочувствия, я дал ей пару очевидных советов, резонно полагая, что она все равно ими не воспользуется. Каково же было мое удивление, когда она не только поняла мои советы, но и пришла ко мне с новыми вопросами! А дальше завертелась интересная карусель: Ирина выслушивала мои лекции, ничего не понимала, уходила, и возвращалась вновь с новыми вопросами. И вот по характеру вопросов я понимал: она не спала ночами, она читала книжки, пытаясь понять меня. И в итоге она понимала! Меня впечатлила способность Ирины учиться, познавать новое, а потом создавать на этой базе нечто осмысленное. То есть тот самый анализ и синтез информации, для которого и создан природой неокортекс человека (шучу, конечно…). Как бы то ни было, Ирина, инженер-корабел и примерная домохозяйка, с лёту ворвалась в чуждый ей мир биохимии и физиологии, кинезиологии и биофизики. Медленно, по крупицам, она выгрызала из гранита науки золотые зёрнышки знания и использовала их в своих тренировках. Надо ли говорить, что при таком раскладе она не могла не стать моим любимым подопытным кроликом? Ну и, естественно, мог ли я не влюбиться в такую девчонку?!

Ирина: Представьте начало 90-х, уничтожение СССР, жуткий кризис, полный хаос. Я осталась без работы и средств к существованию, осталась посреди зимы без жилья с двумя маленькими детьми на руках. Мой прежний мир разом рухнул: развод, тяжелая болезнь, полное непонимание друзей. Катастрофа. Точнее, это стало бы катастрофой для любой женщины, но у меня была опора – у меня был спорт и у меня появились новые друзья. Кстати, спортивная дружба, эти железные ребята…. Это то, чем можно гордиться и на что однозначно можно опереться в жизни. Годы, проведенные в атлетизме, дали мне не только победы, рекорды и титулы. Они окончательно определили мою судьбу. Да, в моей жизни появились краски. Появилось любопытство, появилось дело, ради которого стало интересно жить! А еще вдруг появился мужчина, который оказался интереснее целого мира. Правда, он и бабником оказался жутким, так что я ревновала день и ночь, но… за всё ж ведь надо платить, а спорт стал для меня именно «всем». И вот, когда Евгений заслуженно выиграл конкурс молодых ученых и уехал в Америку преподавать в университете и дописывать диссертацию, я, оставшись одна, полностью посвятила себя фитнесу. Тогда наш с ним маленький совместный спортзальчик трансформировался в фитнесс клуб «Энерджи», который стал крупнейшим в крае и удостоился специальной награды Губернатора за вклад в развитие культуры… В общем, вся моя дальнейшая жизнь прошла уже под звездами фитнеса.

Eugene and Irina New Zealand

NZ, Wellington, 2012 год

Евгений: Году так в 2000 мой интерес к теории пересилил тягу к практическим тренировкам. Я ушел из спорта как атлет и уехал из России. Академическая работа в Америке, лекции в Японии, стажировки в Колумбийском, Канзасском университетах и NYU, стипендия Королевы Виктории и докторская в Зеландии, гранты Muskie/FSA, высшая в академическом мире награда – Fulbright Fellowship и диплом IIE (того самого IIE, который дал миру более 50 Нобелевских лауреатов!)… Неплохая компания, интересная жизнь и, в принципе, не на что пожаловаться. Благодаря Интернету я держал связь в Ириной и радовался ее успехам: она получила второй (и тоже с отличием) университетский диплом (её дипломная работа по спортивному менеджменту, кстати, выиграла престижный международный конкурс и дала путевку на стажировку в США), затем окончила Московскую Академию физкультуры и Академию фитнеса, получила престижнейшие сертификаты в Америке и Австралии, стала доцентом университета. А наш маленький спортзальчик «Энерджи» вырос в супер-клуб. Да, наша с Ириной жизнь хоть и шла много лет параллельными путями, в разных странах, на разных языках, но в итоге состоялась она под одним небом – под звездами фитнеса. Это факт. И потому я ничуть не удивился, когда однажды ко мне в Зеландию прилетели Иришка с Аришкой (дочкой) и… и вернули меня домой.

Ирина: Да, однажды, наблюдая за прибоем на обалденно красивой набережной Сиднея (где я в очередной раз училась бесконечным премудростям фитнеса) я вдруг осознала, что «пора». Я получила благословение сына, и мы с дочерью сели в самолет и полетели в Зеландию, где в то время жил Евгений – благо там лёту то пара часов. Я предъявила Евгению ультиматум, от которого он, как говорится, не смог отказаться. Вернулись в Россию вместе, а через полгода (и после 25 лет дружбы и любви) мы поженились. И первыми, кто поздравил нас, были друзья-спортсмены. Те, для кого мы и жили в этом фитнес-мире. И намерены жить дальше!

Eugene and Irina Energy Fitness Club

Гала-концерт фитнес-клуба «Энерджи», посвященный его 10ти летию, Комсомольск-на-Амуре

Ирина и Евгений: Да, опыта в спорте и фитнесе у нас достаточно, и поделиться им с вами нам ничуть не жаль. Но как-то так случилось, что практически все наши статьи, например, публиковались на чужом языке за пределами родины. Да и вообще, практически все серьезные исследования в этой области финансируются, а потому и выполняются, на Западе, и потому не очень то доступны российским фанатам фитнеса. Кроме того, по опыту знаем: не все «качки» и «фит-леди» сгорают от желания почитать на досуге заумные статейки в академических сборниках. Нам с Ириной всё это, по понятным причинам, доступно. Однако, увы, на тренировке зачастую нам просто некогда что-то объяснять клиенту. А объяснить, поделиться опытом хочется!

Вот мы и решили сделать эту веб-страничку.

От нас. О фитнесе. Для вас.

Поиск